Categories
Адвокат по уголовным делам

Свидетельские показания в уголовном процессе

свидетельские показания в уголовном процессе
Ст. 56 УПК РФ рассматривает вопрос участия свидетеля в уголовном процессе. Уголовно-процессуальный кодекс РФ в главе 8 предусматривает статус указанного лица, положение и роль в ходе расследования, а также ряд прав и обязанностей. Свидетель УПК РФ значим, поскольку возникает возможность допросить человека, получить показания и тем самым сформировать доказательства по делу. Такой вариант установления истины характерен не только для уголовной сферы. Например, ГПК РФ новой редакции также допускает исследования и учёт свидетельских разъяснений. Contents. Особенности статуса. Права и обязанности. П. Отказ свидетеля от дачи показаний влечет уголовную ответственность по статье УК. — нюанс: кажется, что свидетель имеет точно такое же право отказаться от дачи показаний (п.1 ч.4 56 УПК)?  — в том случае, если показания (хоть в статусе свидетеля, хоть в статусе обвиняемого) были даны без участия адвоката, то в последующем от них можно легко отказаться. — такие показания — признаются недопустимым доказательством и не могут использоваться в обвинении (п.1 ч.2 75 УПК).  Запомните три правовых нормы: статья 51 Конституции свидетельский иммунитет. п.1 ч.4 56 УПК право свидетеля — отказаться свидетельствовать на себя. примечание к УК нет ответственности за отказ свидетельствовать против себя. Свидетель по делу уголовному, привлечение к ответственности, иммунитет свидетеля, как себя вести на допросе.  Роль свидетеля в уголовном праве сложно переоценить. Часто исход дела определяется показаниями одного человека. Свидетелем может оказаться каждый и нужно знать, какие права и обязанности в этом случае возникнут.

свидетельские показания в уголовном процессе
Обзор практики Конституционного Суда Российской Федерации за второй квартал года. Показания, полученные уголовное наказание за дачу ложных показаний образом, не будут признаваться доказательством. Сервисы Мероприятия PRO. В новом протоколе свидетель сможет изложить все дополнительные обстоятельства по делу. То, о чем вы мечтали, но боялись узнать подробнее.
свидетельские показания в уголовном процессе
ТОП-новость
свидетельские показания в уголовном процессе
Специальность: Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Александров Александр Сергеевич. Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Адвокаты по уголовным улан удэ Николай Николаевич; уголовный юридических наук, профессор Гущев Владимир Егорович Ведущая организация: Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний Защита состоится 17 мая года в 9 часов на заседании свидетельского совета Д Новгород, ГСП, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого процесса. Свидетельствование является древнейшим процессуальным институтом. Испокон веков показания свидетелей составляли важный ресурс показания информации об обстоятельствах, ставших предметом уголовно-правового спора.
банкротство физических лиц улан удэ

Права свидетеля в уголовном деле. Это должен знать каждый.

Имущественные преступления, совершенные путем злоупотребления служебным положением ст. По этой категории дел небольшое количество оправдательных приговоров, а потому каждый из них достоин внимания. Предлагаем вниманию исследование различных видов доказательств, используемых стороной обвинения с точки зрения их допустимости и относимости при оценке судом.. В уголовном процессе источниками доказательств являются показания, вещественные доказательства, документы и заключения экспертов. Каждый из этих видов доказательств имеет свое процессуальное происхождение и содержание, но для того, чтобы доказательства могли быть использованы при принятии судебного решения, к ним предъявляются два условия — доказательства должны быть допустимыми и относимыми.
свидетельские показания в уголовном процессе

Свидетельские показания в уголовном процессе


свидетельские показания в уголовном процессе
свидетельские показания в уголовном процессе

В протокол вносятся анкетные данные, делается запись о невозможности допроса в силу прямого указания закона. Дело направляется в суд. Если вызов был осуществлен судом, суд отказывает в ходатайстве стороны о допросе ч. По полноте данное заявление не уступало самому развернутому протоколу допроса. Таким образом, закон не нарушается, требуемые ведения подшиваются в дело.

Естественно, нет никаких вопросов-ответов, и процессуальная сила отсутствует, но цель в большей степени достигнута. Как минимум есть основание для дачи отдельных поручений органам дознания, выделения материалов уголовного дела и пр.

Сам по себе опрос допросом не является, он может документироваться как в форме объяснения, так и с помощью технических средств, как гласно, так и негласно. Единственным препятствием является прямой запрет на проведение ОРМ в отношении конкретной категории лиц в Федеральном законе ст.

Это наиболее часто встречающиеся формы. Следует, правда, отметить, что на практике они встречаются только по весьма специфическому кругу уголовных дел.

Все данные формы в той или иной степени носят легитимный характер. Нередки случаи, когда отдельные представители предварительного расследования — от безысходности, наверное — пытаются получить обращение или заявление в форме предложения с подробным изложением обстоятельств, интересующих следствие.

В дальнейшем, объяснив появление в деле подобных обращений и предложений доброй волей лица, их написавшего, а свою деятельность охарактеризовав как сбор доказательств, они пытаются представить данные документы как доказательства в суде.

Но, как правило, в случае своевременного заявления защитой ходатайства об исключении доказательств данные попытки терпят фиаско. Следует отметить еще одну конкурирующую с показаниями свидетеля форму доказательств — сведения, распространяемые средствами массовой информации.

Дело в том, что нигде нет большей легальности в части фальсификации обстоятельств действительности, как в средствах массовой информации особенно это касается телевидения. Как правило, допросы свидетелей по уголовным делам, возбужденным на основании материалов, собранных средствами массовой информации и ими же распространенных, должны либо опровергать, либо подтверждать информацию СМИ.

На практике материалы, предоставляемые СМИ, скомпонованы таким образом, что прокурору весьма сложно сформулировать конкретные указания органу дознания для проверки поступившего сообщения. К тому же закон ч. Не решен и вопрос о возможности экспертизы указанных материалов на предмет монтажа, подлога и проч. Зачастую в таких материалах фигурируют видеозаписи лиц, которые находятся за границей, являются гражданами других государств или имеют двойное гражданство.

Полнота их заявлений всецело зависит от лица, передающего информацию СМИ, проверить следственным путем полученные данные не представляется возможным.

Судебная проверка по делам частного и частно-публичного обвинения а таких дел в данной области большинство также не представляется возможной, к тому же п. Правоприменительная практика не выработала единообразной формы применения закона в данной области. Как видим, практика намного шире теории. Однако если отвлечься от критики и обратиться к позитивным моментам, улучшающим само правосудие, мы увидим, что в данной области противоречий еще больше.

Когда закон в силу исторического развития лишен системы снятия противоречий, а практика не выработала общепризнанные традиции, общество находится в весьма опасном положении, так как основная функция уголовно-процессуального закона — снятие социальных противоречий в области действительного — не реализуется ни государством, ни гражданским обществом.

Рост социальных противоречий, неудовлетворенность всех участников правосудия этим правосудием, медиатизация ложных представлений о механизмах, обеспечивающих принятие судебного решения того или иного качества коррупция, связи, социальное положение, коррупция , в итоге приводят к падению авторитета власти, тотальному неисполнению требований текущего законодательства и, как следствие, к обнищанию страны, падению ее престижа на международном уровне.

Позитивное право, по крайней мере сегодня, не может считаться достаточной формой познания явления, особенно такого, как показания человека. Парадигма свидетельских показаний сквозь позитивное право выглядит ущербной и абсурдной, как и практика, применяющая процессуальный закон.

Каковы же перспективы развития института свидетельских показаний? Каким образом данный институт его развитие будет способствовать созданию государства благоденствия? Надеяться на то, что наше общество повторит путь развития англосаксонских стран и сформирует систему правосудия, одна возможность соприкосновения с которой не будет внушать ужас рядовому гражданину, — утопия.

Структурирование социума по аналогии в разрыве временного континуума в несколько десятков поколений в условиях резкого изменения инфраструктуры возможностей социума НТР, изменение традиций семьи, рост субкультур, основанных на наркотиках, различных форм игр и проч. Что же ждет нас впереди? Сможем ли мы сформировать такую систему правосудия, взаимодействие которой с человеком будет рождать истину?

Для ответа на этот вопрос необходимо понять некоторые вещи. Во-первых, истина относительна и всецело завит от конвенциональной проработанности той или иной системы социума. Это может показаться надуманным. Действительно, какие сложно структурируемые гносеологические вопросы могут лежать в основе вопроса о свидетельских показаниях?

Совершено преступление, есть свидетели, которые видели, как это произошло, их показания — и есть доказательство. Что еще необходимо?.. Такая форма рассуждения — следствие конвенционности, так как не делает разницы между очевидцем преступления и свидетелем. Как правило, в законе говорится о том, что свидетель до уголовного дела считается очевидцем, а в рамках уголовного дела — свидетелем.

Но это не совсем так: каждый очевидец преступления является свидетелем, но не каждый свидетель является очевидцем. Свидетель может вообще не знать о преступлении, не иметь никакого отношения ни к одному обстоятельству, логически связанному с самим преступлением, но при этом его показания будут доказательством.

Единственное условие при этом — указать источник своей осведомленности п. Вопрос о свидетельских показаниях в соотнесении с вопросами справедливости приговора суда приобретает весьма серьезный гносеологический характер. А при том, что закон не предъявляет к органам дознания никаких требований по проверке, уповая на умение и опыт следователя в вопросах установления истинности и ложности свидетельских показаний, ситуация становится угрожающей.

Проверка доказательств вообще носит логический характер, а состязательность сама по себе не может служить формой проверки. Таким образом, создана система легализации не только заблуждений, но и прямой фальсификации.

Единственное исключение — фиктивная форма испытания свидетельских показаний — очная ставка. Но и она лишена четкой формы проведения: закон опять же предоставляет следователю решать, в чью пользу засчитывать ее результаты, сама по себе она противоречий не снимает. Противоречия в показаниях свидетелей устраняются следователем в ходе непосредственно допроса посредством как изложения показаний в протоколе, так и умалчивания об определенных обстоятельствах, невключения их в протокол.

Не секрет, что допрос как процессуальное действие на практике состоит из ряда стадий, основными из которых являются: разведбеседа с целью получения предварительных данных и установления психологического контакта; постановка отдельных вопросов без внесения их в протокол; разъяснение прав и обязанностей; формирование текста протокола; оформление ходатайств и заявлений.

Допрос должен быть строго формализован, и все сказанное при допросе должно быть записано. Поэтому непонятно, когда деятельность следователя носит законный характер, а когда является самодеятельностью.

Страдают из-за этого опять же следователи, на которых адвокаты пишут со своей стороны весьма обоснованные жалобы. При этом надо отметить, что ни один простой человек тот, который не имеет отношения к юриспруденции не понимает сущность разъясняемых ему прав в той форме, в какой их до него доводит следователь и нормы закона.

Для многих юристов-практиков остается загадкой право свидетеля не свидетельствовать против самого себя.

В основном поражает то, что в отношении подозреваемого используются им же данные показания в качестве свидетеля. Получается, что человек свидетельствует против самого себя. К тому же ст. Словом, и здесь правоприменение искажает и извращает закон.

Если и есть область, познавать которую бессмысленно через призму закона, то это область уголовного процесса. В связи с этим вполне понятными и оправданными становятся мифологические представления населения о свидетелях. Общество на животном интуитивном уровне чувствует опасность соприкосновения с правоохранительной системой за все время работы мне ни разу не встретился человек, приближенный к криминальным кругам, который спокойно отнесся бы к необходимости давать свидетельские показания; то же в полной мере почему-то относится и к сотрудникам МВД.

Объяснять это тем, что наша правоохранительная система поражена коррупцией, надеяться на то, что с изменением кадровой политики решатся фундаментальные вопросы правоприменения — смешно. Наша правоохранительная система перенесла столько реформ и чисток одна история реформ органов безопасности впечатляет , что никакие запугивания, усиление режимности внутренних проверок и прочего вопрос не решат.

И причина кроется не в испорченности кадров, а в том, что до сих пор субъекту правоприменительной деятельности приходится участвовать в формировании ретроспективного представления о преступлении посредством креативной деятельности. Сотрудник органа дознания, дознаватель, следователь не фиксируют и не воссоздают картину преступления — они ее создают, а иногда и фальсифицируют в соответствии с производственной необходимостью.

В работе со свидетелем это особенно заметно. Речь не идет об откровенном выбивании показаний — существует множество легальных способов. Так, законом запрещено получать показания путем угроз, насилия и проч. Но эта норма непосредственно адресована субъекту производства следственного действия. На практике психологическую обработку фигуранта ведут оперативники.

В лучшем случае серьезные правоохранительные органы плотно сотрудничают с адвокатами, активно участвуя в их медиатизации, создании положительного имиджа, получая в итоге активного сторонника тактической позиции следствия в соответствии с п. Зачастую встречаются формы непосредственного внедрения адвоката. Есть совсем невинные формы воздействия на свидетеля: перед допросом следователь дает прочитать показания других свидетелей при этом отбирается подписка о неразглашении сведений либо предоставляет возможность ознакомиться с другими материалами как непосредственно, так и просто сообщая определенные сведения, формируя тем самым у допрашиваемого необходимую для следствия картину.

Если же свидетель ранее судим или проходит по другому уголовному делу в качестве подозреваемого, обвиняемого, подсудимого… Комментарии излишни. Ни одно уголовное дело не дойдет до суда, а дошедшее — развалится, если не прибегать к вышеперечисленным формам работы.

Это суровая правда, и ее необходимо осознать сейчас. Дела проваливались в судах одно за другим. И это с учетом того, что на присяжных более всего воздействуют именно очные свидетельские показания в суде. Практика показала: то, что очевидно для правоохранительной системы, совершенно не очевидно для судов присяжных.

Свидетели обвинения один за другим превращаются в свидетелей защиты, оправдательные приговоры по действительно очевидно доказанным делам стали нормой. Защитники отмечают, что сами не ожидали такого успеха, многие из них признаются, что даже не знают, как реагировать на некоторые вердикты: оправдывают заведомо виновных, даже тех, кто сам признает свою вину в показаниях в рамках судебного следствия.

И такие случаи — не редкость. По замыслу законодателя такого не должно было произойти: суд присяжных изначально вводился в отношении узкой категории дел, следствие по которым велось элитой следственного мира — прокуратурой и ФСБ, сами составы по своей сути настолько аморальны, что должны были вызывать у людей справедливое чувство желания возмездия… Было сделано все, чтобы исключить возможность принятия решения, неугодного субъектам правоприменения.

Но все это разбилось о практику. Возникает справедливый вопрос: что стало бы с правоохранительной системой, если бы любое преступление могло рассматриваться с участием присяжных? Что же предпринимает правоохранительная система для взаимодействия с присяжными?

Все, что угодно, кроме действительно необходимого — изменения фундаментальных основ правосудия. По-прежнему в судах свидетели обвинения путаются в показаниях, противоречат друг другу, бывают пойманными защитой на даче заведомо ложных показаний… И это картина только по свидетельским показаниям. Причина этого — отсутствие системы испытания доказательства, снятия противоречий в рамках самого уголовного процесса.

Повышенная роль следователя, государственная монополия на получение доказательств, отсутствие механизма по обеспечению проверки показаний — все это в сочетании с наследием репрессивной системы ставит под сомнение саму возможность рассматривать свидетельские показания как форму доказательства. Видимо, законодателю в ближайшее время необходимо взять на вооружение механизм, обеспечивающий ликвидацию вышеуказанных недостатков.

В противном случае предположение западных экспертов о том, что наше правосудие — всего лишь инструмент политически активных элементов, может быть признано справедливым и в достаточной степени обоснованным.

Законы, определяющие порядок уголовного судопроизводства Все публикации с этой статьей. Статья Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве Все публикации с этой статьей.

Судебный порядок рассмотрения жалоб Все публикации с этой статьей. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении Все публикации с этой статьей. Состязательность сторон Все публикации с этой статьей. Общие правила производства следственных действий Все публикации с этой статьей. Общие правила проведения допроса Все публикации с этой статьей.

Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела Все публикации с этой статьей. Обвинительное заключение Все публикации с этой статьей. Решение прокурора по уголовному делу Все публикации с этой статьей. Назначение судебного заседания Все публикации с этой статьей. Непосредственность и устность Все публикации с этой статьей.

Заявление и разрешение ходатайств Все публикации с этой статьей. Порядок исследования доказательств Все публикации с этой статьей. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля Все публикации с этой статьей.

Оглашение протоколов следственных действий и иных документов Все публикации с этой статьей. Статья 5. Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе Все публикации с этой статьей. Свидетель Все публикации с этой статьей. Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу Все публикации с этой статьей. Уклонение от дачи показаний — правонарушение, за которое статьёй предусмотрена ответственность в виде:.

Такое наказание применяется к тем, кто явился к следователю по повестке, но отказывается давать показания. Освободят от ответственности только близких родственников обвиняемого:. Особенность допроса свидетелей по уголовному делу в судебном порядке — вызов по ходатайству сторон.

Если во время следствия сам следователь высылает повестку на допрос , то в суде нужно ходатайствовать перед судьёй и он принимает решение вызвать свидетеля или отказать в этом. В следственные органы также можно вызвать свидетеля по ходатайству любой стороны процесса.

Обвиняемый, потерпевший, их защитники могут подать соответствующие заявления следователю. Если последний отказывает в вызове важного свидетеля, можно обращаться с жалобой в суд, в соответствии со й статьёй УПК РФ.

На допрос свидетеля вызывают повесткой, в которой указано по какому делу и в каком статусе он вызван, а также данные следователя, который будет вести допрос. Если повестку не выслали, а вызывают по телефону, то свидетель имеет право не явиться. Однако, стоит оценивать обстоятельства конкретного дела и роль свидетеля в нём.

Если свидетель не явился по повестке, следователь имеет право его принудительного привода для дачи показаний. Для этого оформляется специальное постановление, с указанием цели доставки гражданина в следственные органы. Нельзя применить привод к детям до 14 лет и к больным гражданам. Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города.

Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем. Бесплатная горячая линия по всей России: 8 Таким образом, болезнь будет считаться уважительной причиной неявки и переноса допроса, но факт болезни нужно доказать документально.

Кроме принудительного привода в качестве наказания за неявку свидетелю по уголовному делу могут назначить денежное взыскание. Для этого следователь передаст протокол в суд. И суд, как правило, становится на сторону следственных органов, назначая штраф в размере рублей. Но такая форма ответственности применяется редко.

Обычно используется привод. Легким движением свидетель превращается… — в обвиняемого! Зачем допрашивать в качестве свидетеля. Или, если выразиться более правильно, права у свидетеля как бы скрыты, неочевидны, а его обязанности очевидны и даже специально подчеркиваются.

Допрос в качестве обвиняемого:. Отказ от дачи показаний не влечет для обвиняемого никаких последствий. Допрос в качестве свидетеля:.

Права свидетеля. Свидетель в уголовном процессе. Адвокат Тарасенко Е.В.

уголовный кодекс 137 статья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *